Почему человечество смогло избавиться от испанки и победить атипичную пневмонию, но никак не справится с COVID-19


Медик везет труп пациента, скончавшегося от последствий ковида, в клинике Антверпена, Бельгия.

Медик везет труп пациента, скончавшегося от последствий ковида, в клинике Антверпена, Бельгия.

Фото: REUTERS

В декабре два года с тех пор, как в Китае официально зарегистрированы первые случаи новой пугающей инфекции. За это время в мире заразились коронавирусом более 255 млн человек, погибли более 5 млн. У нас появились эффективные вакцины, и за последний месяц стало известно о нескольких прорывных лекарствах против COVID-19.

Благодаря таким успехам к лету 2022 года у человечества есть все шансы взять пандемию под контроль, свести к минимуму заболеваемость и смертность, заявленное на Новом экономическом форуме в Сингапуре основатель компании Microsoft Билл Гейтс. Насколько оправданы столь оптимистичные прогнозы? На основе накопленных к сегодняшнему дню наблюдений за вирусом? Мы поговорили с известным ученым. молекулярным биологом, доктором биологических наук, членом-корреспондентом РАН, заведующим лабораторией биотехнологии и вирусологии факультета естественных наук Новосибирского государственного университета Сергеем Нетесовым. Профессор стал гостем очередного выпуска программы «Антиковид» на Радио «Комсомольская правда».

ПОБЕДЕ НАД ВИРУСОМ МЕШАЮТ ЛЕГЕНДЫ И СКАЗКИ

– Сергей Викторович, сейчас многие врачи говорят, что нынешняя, четвертая волна пандемии самая экстремальная и по количеству зараженных, и по количеству тяжелых больных. Но ведь у нас уже накопился огромный опыт в войне с ковидом. Почему же никак не удается взять вирус под контроль?

– Очень многое зависит от самих людей. Сейчас есть возможность защитить себя индивидуально. Вакцинировались – вперед и с песней. Но эта простая истина до людей не доходит. Возникают всякие легенды, сказки про вакцину. Так было всегда. Когда английский врач Эдвард Дженнер изобрел прививку против оспы, на него рисовали карикатуру с коровьими рогами. Потому что вакцина нарабатывалась на коровах. Когда Луи Пастер изобрел прививку против бешенства и нарабатывал вакцину на кроликах, его рисовали с кроличьими ушами. К сожалению, до людей плохо доходит простая логика: вакцинация – это имитация заболевания, а не сама болезнь. И последствия от прививки, если вакцина правильно настроена и проверена, практически нет, кроме временобств два-три дня.

Сегодня эффективные и безопасные вакцины есть, мы по-прежнему задаемся вопросом: куда мы идем, как брать эпидемию под контроль. Как будто от звезд что-то зависит, от положения луны на небе или мольбы всем святым. Все материально. И надо понимать: абсолютное большинство людей, которые привиты, не умирают. Надо идти и вакцинироваться, а не ждать каких-то новых поворотов в развитии эпидемии. Посмотрите на Израиль. Да, у них пошла волна варианта «Дельта» в августе. Они с этим разобрались. Поняли: как вакцинировалось население в основном в январе, марте, то полгода уже прошло, иммунитет ослаб. И они ввели третью дозу. Эпидемия пошла на спад, сейчас уже близка к занулению. В Великобритании то же самое сейчас делают (проводят ревакцинацию. – Ред.), Но они немного запоздали с этим.

К лету 2022 года у человечества есть все шансы взять пандемию ковида под контроль.

К лету 2022 года у человечества есть все шансы взять пандемию ковида под контроль.

Фото: REUTERS

КОГДА «ВЫДОХНЕТСЯ» SARS-CoV-2?

– Люди, которые медлят с вакцинацией, говорят: у нас была мощнейшая эпидемия испанки. Никаких прививок тогда не было. А инфекция в итоге сама по себе сошла на нет. Подождем, пока и коронавирус «выдохнется».

– Испанка не просто так прошла. В Европе все носили маски. Народ берегся два с лишним года. Эпидемия сошла на нет еще и потому, что смертность от «испанского» гриппа все-таки была не очень большой, где-то на уровне десятой доли от заболевших. У нынешнего коронавируса летальность больше двух процентов. То есть в двадцать раз выше! Не надо сравнивать эту пандемию с испанкой. Они очень сильно различаются.

Есть такое понятие – репродуктивное число. Оно означает, скольким здоровым людям больной человек передает инфекцию. Для гриппа это обычно 1,2-1,5. Вирус медленно размножается в популяции. Для исходного уханьского коронавируса это было 2,5, что уже намного больше, чем у гриппа. А для варианта «Дельта» показатель вообще между 5 и 6. То есть один человек передает инфекцию в среднем пяти или шести людям. Именно поэтому, чтобы заглушить эпидемию, из пяти человек, которые подхватывают вирус от больного, четверо должны быть вакцинированы. Тогда репродуктивное число составляет около единицы, заболеваемость пойдет на спад. Если говорить в цифрах, то доля вакцинированных для этого должна достичь не менее 80%.

И еще не стоит забывать, что «Дельта» не просто вариант быстрее. Инфицированный человек выделяется вирусных частиц в 50-100 раз больше (чем при уханьском штамме. – Ред.). Поэтому окружающие люди получают очень высокую дозу вируса! А у нас народ маски прекратил носить. Я не могу этого понять.

О ПРОРЫВНЫХ ЛЕКАРСТВАХ

– В последнее время появились оптимистичные новости о двух лекарствах, прямо против коронавируса. Они впервые доказали свою эффективность на людях, а не в пробирке или на подопытных животных. Это действительно прорыв в борьбе с эпидемией?

– Первый препарат, «Молнупиравир», это разработка всемирно известной компании Merck. Он действительно эффективно работает против коронавируса и в культуре клеток, и у людей. Уже показано, что у больных ковидом препарат сокращает смертность на 48%. Его сейчас уже экспериментально применяют в США (лекарство зарегистрировано по ускоренной процедуре в условиях эпидемии. – Ред.).

Второй препарат, «Паксловид», разработан компанией Pfizer. Это так называемый ингибитор вирусной протеазы (лекарство ингибирует, то есть нейтрализует ключевой фермент вируса, необходимый для сборки новых вирусных частиц. Надо сказать, что именно вещества такого рода уже очень успешно используются для лечения хронического гепатита С и торможения развития ВИЧ-инфекции. Собственно говоря, на основе этих препаратов и разработаны новые лекарства против коронавируса. Они имеют очень четкий механизм действия, воздействуют на вирусные ферменты и не исследуют аналогичные ферменты человеческого организма. «Паксловид», судя по всему, вообще сводит смертность от ковида практически к нулю.

– Вы сказали про четкий механизм действия. Публикаций об эффективности этого лекарства. Некоторые молекулярные биологи говорят, что ни в одной стране мира такая технология до сих пор не оправдала себя. Это правда?

– «МИР-19» это препарат на основе так называемых малых РНК. Подобные препараты уже с десяток лет пытается разработать для разных целей. Для лечения рака, еще чего-то. Но ни один из этих препаратов пока не дошел до реальных клиников. Потому что эффект их не очень большой. Малые РПИ очень нестабильны в организме.

Разработчики «Мира» сообщают, что показывают его работоспособность только на культуре клеток и на модельном животном. Этого очень мало для того, чтобы сказать, что он работает. Надо проверять на пациентах. Люди, которые занимаются разработкой в ​​ФМБА, это специалисты, вполне заслуживающие доверия. Но одно дело – доверие, а другое – результаты реального лечения людей с помощью этого препарата. Пока их нет. Так что давайте подождем результата.

В ТЕМУ

Недавно стало известно о еще одной разработке российских ученых – препаратов на основе моноклональных антител (их синтезируют в лаборатории из антител, способных противостоять коронавирусу). Лекарства такого рода уже есть и успешно работают за рубежом. Поэтому, если удастся получить эффективный препарат в нашей стране, то будут все шансы получить эффективный препарат для тяжелых условий и смертности у больных из групп высокого риска, считают, что эксперты. Особенность таких лекарств в том, что их можно вводить только внутривенно, в условиях стационара. В этом плане «Паксловид» имеет серьезное преимущество – он эффективно работает в виде таблеток.

ВЗГЛЯД В БУДУЩЕЕ

Когда затухнет эпидемия

– Сергей Викторович, предшественники нынешнего коронавируса – атипичная пневмония (SARS) и Ближневосточный респираторный синдром (MERS) канули в лету. Какие сценарии дальнейшего развития эпидемии COVID-19 на ваш взгляд наиболее вероятны?

– На самом деле MERS никуда не пропал. Каждый год в мире регистрируются заболевания, от десятков. SARS сейчас не выявляют, но он не сам пропал, это люди с ним справились. Сработали очень жесткие меры, принятые для остановки эпидемии (строжайшая изоляция, дезинфекция, масочный режим, введенные в странах Юго-Восточной. – Ред.).

Что касается нынешнего коронавируса – если мы продолжаем, как сейчас, тянуть с вакцинацией, то позволяем возбудителю ковида эволюционировать дальше. Не факт, что он станет более суровым, чем сегодня. Но и этого более чем достаточно: передача инфекции от одного больного пяти здоровым – очень много! У нас таких вирусов сейчас практически нет, кроме кори, у которого репродуктивное число еще выше, 12.

Корь позволяет останавливать высокий уровень вакцинации. Долю людей, чувствительных к ковиду, нам нужно сократить минимум до 25%, а лучше еще больше. И тогда эпидемия затухнет, потому что вирусу будет некуда передаваться.


Источник: https://www.kp.ru/daily/28359/4507662/?from=twall

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

двенадцать − пять =