О чем молчат женщины: Главной причиной смерти беременных американок оказались убийства


С 2018 года все штаты США стали указывать в медстатистике, была ли погибшая беременна.

С 2018 года все штаты США стали указывать в медстатистике, была ли погибшая беременна.

Фото: Shutterstock

Американская медицина вещь специфическая. Даже и не скажешь, хороша она или не очень. Есть у тебя деньги на страховку – вылечат, нет – довольствуйся государственными поликлиниками, которые нередко похуже российскими будут, залезай в долги, чтобы оплатить счета и молись. Поэтому довольно высокий (в Европе) уровень смертности беременных женщин и молодых матерей заокеанские специалисты списывали на капиталистический закон джунглей.

Но с 2018 года все штаты стали указывать в медстатистике, была ли погибшая беременна. Когда накопились данные, на них с энтузиазмом набросились исследователи. Перепроверяли подсчеты несколько раз, потому что в такое сложно было поверить. Жизни беременных и молодых матерей уносят, главным образом, не болезни или осложнения, их собственные сожители.

В ПОСТЕЛИ С УБИЙЦЕЙ

Чтобы сформировать общенациональную картину, эпидемиолог-репродуктолог Мейв Уоллес из Тулейнского университета в Новом Орлеане и ее коллеги проанализировали данные смертях во всех 50ах за 2018 и 2019 годы, используя информацию из базы данных национального центра статистики здравоохранения. Выяснилось, что за эти два года в результате убийства, суицида и несчастных случаев погибли 273 беременных женщин, а также тех, родил меньше года назад.

Насильственных смертей в два раза больше.

– В общем-то у нас и раньше были данные, указывающие на опасное положение беременных женщин. – говорит один из авторов исследования Мейв Уоллес из авторов исследования. Тулейнского университета Луизианы. – Из проанализированных нами случаев, в 65% убийства случились в доме жертвы. То есть мы с высокой долей вероятности говорить, что это дело рук их мужей и сожителей.

Больше того, оказалось, что у беременных вообще выше риск быть убитой. Женщины, вынашивающие ребенка, погибают от чужой руки на 16% чаще.

Впрочем, не только жестокие мужья также для беременных американок опасность. Исследователи пишут о плохой подготовке акушеров-гинекологов, которые работают в клиниках. А также о бытовом расизме, который процветает в регионах, несмотря на все успехи движения BLM и правильные слова руководства страны. То есть в Штатах есть задокументированные случаи, когда темнокожие умирают из-за плохого ухода со стороны белого медперсонала, для которого жизни черных оказываются неважны.

Откровенно говоря, темнокожие неплохо справляются и своими силами. Так, риск быть убитой для афроамериканки в три раза выше, чем у ее белой сверстницы.

В США есть задокументированные случаи, когда темнокожие умирают из-за плохого ухода со стороны белого медперсонала.

В США есть задокументированные случаи, когда темнокожие умирают из-за плохого ухода со стороны белого медперсонала.

Фото: Shutterstock

МЫ ДАЖЕ НЕ ЗНАЕМ

В России статистики, подобной американской, нет. Вернее, Минздрав и Росстат добросовестно подсчитывают, сколько беременных скончались от той или иной патологии, но убийства в эту статистику не попадают – особенно молодых мам.

Да и в тех данных, что у нас есть, на первом месте загадочные «непрямые причины акушерской смертности». Тут речь о болезнях, частно хронических, которые не связаны непосредственно с вынашиванием ребенка: недуги системы кровообращения (35,6%), органов дыхания (27,7%), пищеварения (8,9%). Но и тут есть моменты, которые заставляют насторожиться.

– Подавляющее большинство непрямых причин акушерской смерти входит в перечень медицинских показаний для искусственного прерывания беременности, – констатирует вице-президент Российского общества акушеров-гинекологов Игорь Баранов. – То есть при должном отношении к контрацепции и своему здоровью в целом, этих смертей можно было бы избежать.

В ПЛЕНУ У ТИРАНА

«Если вас убьют, мы обязательно приедем и опишем труп». Эти слова, сказанные сотрудницей полиции в Орле запуганной своим бывшим парнем девушке, лучше всего иллюстрируют патовую ситуацию с домашним насилием в России. По данным за 2018 год, опубликованными Консорциумом женских неправительственных объединений, более 60% женщин в России были убиты родственниками или мужьями / сожителями.

Эта цифра серьезно расходятся со статистикой МВД. Ведомство отчиталось, что в результате домашнего насилия погибли около 3%, т.е. 253 женщин.

– МВД не занижает статистику, – объясняет заместитель директора национального центра по предотвращению насилия «АННА» (НКО-иноагент – ред.) Андрей Синельников. – Они только о тех случаях, которые были официально зарегистрированы и доведены до финала, таких случаев очень мало. Более 70% женщин, звонивших на наш телефонное доверие, никогда не обращались за помощью к правоохранительным органам.

Более 70% женщин, звонивших на телефонный центр доверия

Более 70% женщин, звонивших на телефонный центр доверия “АННА”, никогда не обращались за помощью к правоохранительным органам.

Фото: Shutterstock

А во время беременности женщина особенно уязвима для домашнего тирана.

– Она меньше контактирует с внешним миром, особенно на поздних сроках – так повышается зависимость от партнера, – Сер Синельников. – Если раньше в семье было насилие, скорее всего, оно проявилось и в этот период. Фактически женщина оказывается в изоляции, плюс муж, если он является обидчиком, усугубляет это положение. В такой момент он способен установить тотальный контроль над женщиной. Если раньше он мог бояться, что она уйдет, то теперь этот страх снимается.

ЧТО ДЕЛАТЬ?

– Нужно принять закон о профилактике семейно-бытового насилия. Нужно дать полиции и другим структурам, в том числе государственным, инструменты для предотвращения таких случаев. Бороться нужно превентивными средствами. Пока мы будем обсуждать тему насилия постфактум, эта история будет продолжаться, – говорит Людмила Айвар, юрист, руководитель общероссийской организации «За права женщин России». – В уголовном кодексе, как и административном, все зарегулировано. Но в них говорится о наказании, которое следует за случившемся насилием. Пока трупа нет, никто ничего делать не может. Даже если добросовестный полицейский видит страдания на протяжении многих лет и сопереживает ей. Сейчас у нас нет инструментов для того, чтобы, например, развести стороны в разные стороны на месяц, чтобы эмоции схлынули, прошла горечь. Никто не может влезть в семью или временно выселить агрессора из дома. Общественные организации, создающие кризисные центры, не получают должного финансирования. Пока не будет закона, охранного ордера, инструментов, которые могли бы использовать правоохранительные органы и люди, насилие будет продолжаться.


Источник: https://www.kp.ru/daily/28361/4509499/?from=twall

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

1 + пятнадцать =