Мнимый Мольер: Его хотел сжечь за «Тартюфа» и запрещали хоронить



Мольер как человек фигурирует в анекдотах двора Людовика Четырнадцатого. Как драматург, он существует вне своего времени и пространства

Мольер как человек фигурирует в анекдотах двора Людовика Четырнадцатого. Как драматург, он существует вне своего времени и пространства

Мольер – личность странная. Лет двадцать назад я взрослела бы вам о немахлебе, хотя что я знаю? «Жизнь господина де Мольера» от Булгакова? Предисловия к сборнику пьес, в ходе встречи «К богатому анализу истории Мольера по драматургии всех европейских стран следует присоединения»…

В принципе, Мольер как человек фигурирует в анекдотах двора Людовика Четырнадцатого. Как драматург, он существует вне своего времени и пространства.

Когда Чацкий в «Горе от ума» просит карету, он точно повторяет фразы из мольеровского «Мизантропа». Когда приходят к Городничему Гоголя в «Ревизоре», перед немой сценой, Гоголь избран находкой француза: Мольер спасал свою пьесу «Тартюф» от цензуры, используя вмешательство самого Копа в финале. Хорошая власть пришла, все расставила на своем месте, Городничий в панике у Гоголя, Тартюф за решеткой у Мольера.

И это только российская история драматургии. Для французов же Мольер – как Шекспир для англичан: создатель национального языка, гений, загадка.

Начиналось же все так: во Франции Семнадцатого века один обойщик по фамилии Поклен впервые стал отцом 15 января 1622 года. Был он человеком уважаемым, небедным, но и небогатым, честно трудился в своей мастерской, по которой сновали подмастерья, и – в отличие от окружающих парижан того лихого мушкетерского времени – был уверен в стабильном будущем первенца. Дело в том, что Поклен был придворным обойщиком со статусом королевского камердинера, а этот статус передавался по наследству. Но, как выяснилось, некий сбой, и один мальчишка почему-то не захотел остаться в жизни, обтягивая роскошной тканью дворцовую мебель, а потом не пожелал быть юристом, пусть и получил образование и выучил латынь.

Он записал о театре. Приличном, без всяких там фарсов, с трагедиями, где себе человек, взявший псевдоним «Молер», отводил сплошь героические ролики. Непонятно, откуда появилось псевдоним, версия для экспериментов. Непонятно и то, как человек с весьма заметным заиканием, некрасивый и нескладный, вообще решился на примерить на себя тогу трагика и скоро наступит с самоуверенностью и пафосом. И еще непонятно, почему после неудач, провалов, с репутацией актера погорелого театра, он не снял всю эту нищую, никем не уважаемую комедиантскую дорогу.

Не гнилые же яблоки от наблюдения его заражения и не убогие сараи для игр в мяч, в которых давались представления в провинции? И уж точно не долговая тюрьма, в которую он как-то попал. ничто не предвещало ведь успеха, даже маленького. А пришел, и совсем не с той стороны: его принесли фарсы. Безделушки, которые разыгрывались в «довесок» к серьезному. Серьезное постоянно проваливалось (или, в лучшем случае, холодно), а комические миниатюры росли, превращались в полноценные комедии и завоевывали славу для автора и его бродячей труппы.

Звездной группой была рыжеволосая Мадлена Бежар, юношеская любовь Мольера и подруга на всю жизнь. Может быть, только она одна и имела место в начале, а потом терпела его любовниц, новых звезд театра, набирающего популярность и исторически триумфально повернувшегося в Париже. Ну, как триумфально? На представлении это началось с трагедии, король Людовик Четырнадцатый впечатлен не был, его младший, бывший в ту пору покровителем Мольера, почувствовал, что зря он покровителем стал, но вечером закончили фарсом, и уж тут вся «королевская конница» смеялась до. Свершилось.

Мольер умрет в 51 год. Черновики его сгорят позже. Каким образом он был, мы не знаем: есть определенная канва событий, но что, собственно, переживал человек, чем дышал? Остались слухи. Много слухов. Например, что Арманда Бежар, ставшая женой драматурга в 1662 году и считавшаяся младшей сестрой той самой рыжей Мадлены, была дочерью Мадлены. Отец неизвестен, но, возможно… Парижане шептались, Мадлена молчала. Арманда крутила романы и была ослепительно прекрасна. Парижане снова шептались. Каждая новая комедия дарила Мольеру новых врагов или подкрепляла ненависть. Врачи, юристы, юристы, маркизы, рогоносцы, актеры извлекающего театра. Иногда враги наживались на пустом месте: кто-то узнал себя в персонаже пьесы и прибегал к разборке. Как-то раз Мольер очень испугался расправы, что спрятался и не хотел размещать из театра: сидел и дрожал. И этот же человек бесстрашно бился за право на установку «Тартюфа», хотя на стенах города уже висели памфлеты, что за такое и сжечь автора мало. Он не боялся во время войны отвлекаться на свои проблемы с пьесой, но болезненно реагировал на любой косой взгляд. Мнительный, он высмеивал мнительность. Ревнивый, он заставлял наблюдать хохотать над ревнивцами. Лицемерный в письмах и посвящениях знатным особам, он создал самый известный образ лица в истории.

Сейчас во Франции, в юбилейный мольеровский год, председательствует компания: драматурга планирует перезахоронить в Пантеоне. 17 февраля 1673 года, когда Мольер умер, его вообще запрещали хоронить. Смерть пришла почти к встрече: сыграл первый акт «Мнимого больного», и в главной роли, по иронии судьбы, совершенно не мнимый больной. В антракте Мольера унесла домой в портшезе, к актеру не захотели прийти ни обиженные врачи, ни озлобленные священники. Он без умер покаяния, не отказался от своей греховной профессии. Вмешался король-солнце и тихие Погребы все же разрешил, в ночи и без речей над гробом. А исчезнуть бы, все-таки, Мольер, если бы была у него такая возможность, от звания комедианта? Смог бы он покинуть мир обойщиком Жаном Батистом Покленом? Каждый может придумать себе свою версию.

5 самых популярных пьес Мольера

«Тартюф»

«Дон Жуан»

«Мизантроп»

«Мещанин во дворянстве»

«Мнимый больной»


Источник: https://www.kp.ru/daily/27350/4531337/?from=twall